Радий Погодин "Сказка про жеребенка Мишу и его друзей"




ПРО ЖЕРЕБЕНКА МИШУ

В городе Новгороде проживал один жеребенок.

Ты, конечно, скажешь, что жеребята проживают в деревне.

Например, в деревне Коржи Новгородской области.

Согласен.

И все-таки в городе проживал один жеребенок. Мишей звали. Был он

золотистого рыжего цвета. На груди пятно, на ногах вроде носочки белые.

Жеребенок Миша носил шляпу-панаму с бантиком, потому что погода тем летом стояла жаркая.


Я ПРИШЕЛ ПОДАРИТЬ КОНФЕТУ

Однажды жеребенок Миша гулял по городу. Со всеми здоровался. А мальчишкам и девочкам - малышам - дарил конфеты. Он вынимал их из мешка - всевозможные конфеты в разрисованных фантиках - и очень вежливо всем дарил. Причем улыбался и говорил:

- Ешь на здоровье.

Безусловно, все были очень довольны. И мальчишки, и девочки, и сам жеребенок Миша. Но вот беда, когда у жеребенка в мешке не осталось уже ни одной конфеты, к нему подбежал Попугаев Вовка. Запыхавшийся, взъерошенный.

- Давай, - сказала Вовка, - конфету.

Жеребенок знал, что конфеты уже кончились, но все же заглянул в свой

мешок и сказал с сожалением, что конфеты уже все кончились.

- Как кончились?! - закричал Попугаев Вовка. - Как другим дарить, так

не кончились, а как я подбежал, так все!

- Извини, - сказал жеребенок. - Что поделаешь, я тебе в следующий раз подарю.

- Не хочу в следующий! Я что, хуже! Я, может быть, даже лучше! А

ты... - Попугаев Вовка глянул по сторонам и закричал так, чтобы все

окружающие услышали: - Ты отвратительный, безобразный, ушастый, глупый

осел! Не умеешь дарить - и не брался бы.

- Может быть, - печально сказал жеребенок Миша. - Может быть, я совершил ошибку.

На следующий день жеребенок Миша купил конфету, очень красивую и

очень сладкую. Он пошел к Попугаеву Вовке, постучал и сказал, когда ему отворили:

- Добрый день, Вова. Я пришел подарить тебе конфету. Смотри, какая она красивая.

Вовка засмеялся, как показалось жеребенку, слишком громко – прямо захохотал:

- Нашел что дарить! Да у меня конфет сколько хочешь. Я на них даже смотреть не желаю.

Жеребенок Миша отправился в сквер, сел на голубую скамейку и долго размышлял над вопросом, почему понятное вдруг становится непонятным.


ЛУЧШЕ Я САМ ПОБЕГАЮ

Мише дали самокат - покататься. Встал Миша на самокат. Стоит - ждет.

Долго стоял. Прохожие спрашивают:

- Миша, чего ж ты стоишь?

- А он почему-то не едет, - отвечает им Миша. - Самокат, а не катится.

- Он и не покатится, - объясняют ему. - Нужно ногой отталкиваться, тогда покатится.

- Что же это за самокат, если нужно ногой отталкиваться? Это

неправильно, - сказал Миша. - Это разочарование.

Прохожие стали смеяться.

А в небе летел самолет.

- Вот самолет, - сказал им Миша. - Это правильно. На нем ногой отталкиваться не нужно. Самолет сам летит.

Жеребенок Миша возвратил самокат. И вот что решил:

- Лучше я сам побегаю.


ЧТОБЫ ВСЕ РАЗГЛЯДЕТЬ ПОБЛИЖЕ

Однажды жеребенок Миша гулял по берегу реки. С удовольствием бегал и

на ходу рвал цветы.

Вдруг он услышал:

- Осторожнее, не наступи на меня!

Жеребенок Миша посмотрел себе под ноги и увидел черепаху. Она медленно ползла и, как показалось Мише, скучала.

- Чего ж ты так медленно ходишь? - сказал жеребенок Миша. - Давай я научу тебя быстро бегать. На медленной скорости ничего не увидишь.

- Ты заблуждаешься, - сказала ему черепаха. - Это ты ничего не

увидишь на твоей большой скорости. Одно мелькание. Что для тебя цветы?

Трава, которую можно жевать на ходу. А на самом деле каждый цветок - откровение.

Поскольку Миша был воспитанным жеребенком и привык уважительно

относится к мнению старших, а черепаха была, безусловно, старше его лет на

сто, он наклонился к самой земле и принялся во все вглядываться.

Действительно, даже простые цветки колокольчики все были разные. Один

посветлее, другой поузористее. В каждом из них копошилась жизнь. Маленькие

мошки, старательные жучки, ленивые козявки. В травяных зарослях змеились тропинки...

Все это открылось Мише таким неожиданно новым, что он позабыл

гулянье, скаканье, беганье. Он шагал очень медленно, чтобы все разглядеть поближе.

Таким образом он и наткнулся на серебристый шар, в котором происходило гудение.

"Что за цветок?" - подумал Миша, шевельнув серебристый шар носом.

Звук в шаре тотчас усилился. В Мишин нос впилось Ядовитое жало.

Жеребенок Миша подпрыгнул, Жеребенок Миша помчался в испуге. А

Ядовитое жало гудело и настигало.

Жеребенок бежал со всех ног. Но Ядовитое жало все же настигло его,

кольнуло в затылок, да так больно, что жеребенок Миша взвился в воздух. А

когда опустился на землю, услышал громкие крики и аплодисменты.

- Молодец, жеребенок Миша! Это был великолепный прыжок. Слава твоим

замечательным сильным ногам.

- Слава черепахе, которая медленно ходит, - сказал жеребенок Миша.


ОЙ, КАКОЙ ВОВА...

Вовкина мама купила коробку красок. Подарила Вовке. Вовка тут же

побежал в сквер, принялся красить березы. Покрасил одну березу в медный

цвет. Покрасил другую березу в железный цвет. Покрасил третью березу в алюминиевый цвет.

Подошел к Вовке жеребенок Миша, спросил:

- Вова, зачем ты березы портишь?

- Я не порчу. Я перекрашиваю. Вон сколько берез белых. Три тысячи. А

золотой ни одной. Я сейчас золотой краской помажу - золотая будет.

Серебряной помажу - будет серебряная.

Из кустов незнакомый полосатый кот выскочил. Крикнул:

- Нельзя! Природу нужно беречь.

- И жалеть, - добавила прилетевшая в сквер ворона.

- И охр-р-ранять, - прорычал прибежавший откуда-то пес. - Если не

прекратишь, я тебя укушу.

Попугаев Вовка побежал жаловаться маме. Но споткнулся и упал на

краски, он их в страхе из рук выронил. Поднялся Попугаев Вовка таким:

Нос зеленый.

Ноги сиреневые.

Волосы красные.

Руки синие.

Живот желтый.

Остальное не разберешь - в разводах.

Вовка хотел закричать: "Я вам всем покажу! Вы у меня попляшете!" Но

сказал только:

- Ой, какой Вова...


ЖЕРЕБЕНОК МИША ЗАТОСКОВАЛ

Жеребенка Мишу очень огорчало то обстоятельство, что у него фамилии

нет. Миша, и все. Была в этом деле какая-то тайна.

Однажды жеребенок Миша подошел к милиционеру товарищу Марусину и спросил:

- Скажите, пожалуйста, откуда у вас такая фамилия - Марусин?

Милиционер улыбнулся, фуражку поправил.

- Как откуда? У меня дочка Маруся. Значит, я чей?

- Марусин, - догадался Миша. - Марусин папа.

- Так точно. - Милиционер товарищ Марусин отдал жеребенку честь и

пошел покупать новую куклу своей дочке Марусе.

Жеребенок Миша затосковал. Был он один в городе Новгороде. Откуда ему

фамилию взять? Но проезжавший мимо шофер помахал ему из кабины рукой.

Крикнул:

- Не горюй, жеребенок Миша, у тебя еще все впереди!


Я ТЕПЕРЬ МИША РЕЧКИН

Похудел жеребенок Миша. От размышлений похудел. И дома, и на улице

все размышлял - чьим бы ему стать, чтобы фамилия у него была.

Попугаев Вовка объяснил ему в насмешливом тоне:

- Чего ты нос повесил? Не обязательно быть чьим-то. Можно быть

каким-то. Я вот Попугаев, потому что я всех пугаю. Я очень страшный. А ты

рыжий. Пусть и фамилия у тебя будет - Миша Рыжий.

Но Мише такая фамилия не понравилась. "Чьим-то быть лучше", - думал Миша.

Попугаев Вовка свое:

- Можно по работе, которую делаешь. Например, Кузнецов. Или Моряков.

Я, когда вырасту, буду Моряковым. Или Летчиковым.

Вовка загудел, зарокотал, проломился сквозь кусты в сквере и налетел

на дворника тетю Анфису, которая поджидала его с метлой.

"По работе хорошо, - думал Миша. - Но чьим-то все равно лучше. И

кузнец может быть чьим-то. Например, кузнец Антошкин. Или моряк Васин..."

Так размышляя, поглядывал Миша по сторонам, все искал, чьим бы ему

стать. Наконец, неподалеку за городом среди полей и лугов набрел он на

маленькую речку. Текла она в траве тихо и вся сверкала солнечными бликами.

Как бы улыбалась.

- Здравствуйте, - сказал Миша. - Как вас зовут?

- Просто речка, - ответила речка... - Я безымянная.

- А у меня фамилии нет, - пожаловался Миша. - Я просто Миша.

Они помолчали. Речка поглядывала на Мишу солнечно и голубоглазо. И так стало Мише возле нее хорошо, что он вдруг сказал:

- Хотите, я буду вашим? Мишей Речкиным буду.

- Хочу, - ответила речка. И засмеялась. - А я твоей буду. Имя у меня тогда будет. Мишина речка.

Им обоим стало очень приятно и весело.

Потом Миша в город помчался. Прибежал к милиционеру товарищу Марусину. Крикнул:

- Я теперь Миша Речкин! И у речки теперь имя есть. Теперь она Мишина.

Милиционер товарищ Марусин подошел к карте своего района, карта у него на стене висела, сказал:

- Покажи, которая.

Жеребенок Миша долго искал свою речку, на карте ведь все иначе выглядит. Наконец показал:

- Вот она! Маленькая-маленькая...

Милиционер товарищ Марусин взял красный карандаш и написал где надо:

"Мишина речка".

Так и стало. И все ребятишки, и лягушата, и воробьи говорят: "Пойдем на Мишину речку..."

А Миша теперь с фамилией.


ЧТО ТАМ, ЗА ХОЛМОМ

Жеребенок Миша вышел из города. Побежал по полю и увидел холм.

"Интересно, - подумал жеребенок Миша. - Что там, за холмом?"

Обогнул холм и увидел перед собой холм.

"Интересно, - подумал он. - Что же там, за холмом?"

Еще раз обогнул холм и опять увидел перед собой все тот же холм.

Жеребенок Миша крепко задумался.

- А может быть, холм для того и стоит, чтобы оно было - что-то там, за холмом.

И когда Миша домой шел, то, оглядываясь, он видел холм.

И оно было что-то там, за холмом.